«Одиссея» фрегата «Essex».

Лист 1 (2,43M) Лист 2 (1,76M) Лист 3 (1,52M)
Лист 4 (1,87M) Лист 5 (2,37M)

Источник чертежей: набор для сборки деревянной модели Essex от фирмы Aeropicolla

Использованы материалы из книги «The Frigates» (автор Henry Gruppe), поэтому читать с определенной долей скептицизма.

Всем, кто заинтересуется этим кораблем, настоятельно рекомендуется посмотреть фильм "Master and Commander: The Far Side of the World / Повелитель морей: на краю земли". Конечно, там многое показано в кривом зеркале, но это же политика :)

фрегат Essex

В самом конце XVIII века патриотически настроенные жители города Салем из штата Массачусетс собрали почти 80000$ на постройку военного корабля. Корабельный мастер Вильям Хекетт (William Hackett), заложивший фрегат, использовал лучший материал в Новой Англии – белый дуб. Считается, что фрегат «Essex», построенный им - был лучшим кораблем, которые он когда-либо делал! После того, как «Essex» спустили на воду, граждане Салема в торжественной обстановке подарили этот корабль военно-морскому флоту Соединенных Штатов. Новый фрегат имел такие размеры: длина около 47 метров, ширина - чуть более 12 метров, водоизмещение - 860 тонн. Вооружение фрегата составляли двадцать шесть 12-фунтовых длинных пушек и шестнадцать 24-фунтовых карронад. Корабль имел хорошие ходовые качества и считался современниками идеальным фрегатом. В 1800 году на нем был капитаном Эдвард Пребл (Edward Preble). Под его командованием корабль участвует в охране американского торгового каравана, следующего из голландской Вест-Индии.
Потом был поход в Тихий океан. Фрегат «Essex» стал первым американским военным кораблем, который вошел в Тихий океан. Отметим также участие этого корабля в триполитанской блокаде в 1804 году.

В 1810 году капитан Джон Смит (John Smith), командовавший тогда фрегатом, решил изменить его вооружение. Он был сторонник боя, как говорится, на пистолетный выстрел, поэтому двадцать 12-фунтовых пушек были сняты и вместо них установлены двадцать четыре 32-фунтовых карронады. Тем самым мощность залпа была увеличена почти в два раза, но дальность стрельбы сократилась тоже почти вдвое. Кроме того, было замечено, что и ходовые качества у корабля заметно ухудшились. Так что, если «Essex» в бою попадется противник, который сможет, благодаря маневру, удерживать его на дистанции, то янки будет очень несладко.
Летом 1811 года на «Essex» был назначен новый капитан – Дэвид Поте (David Porter). Внимательно изучив возможности фрегата, он написал докладную записку в морской департамент, в которой был сделан вывод – надо снова изменить схему вооружения корабля. Обратно пришел довольно логичный ответ, что, если каждый новый капитан будет переделывать фрегат под свой вкус, то казна просто разорится...
Приведу некоторые значимые события из биографии этого капитана, чтобы можно было понять, кто же такой был Дэвид Поте к тому времени, когда он стал капитаном фрегата «Essex». В 18 лет начал службу на флоте гардемарином на фрегате «Constelation». 1 января 1800 года, будучи вторым лейтенантом на 20-ти пушечном корабле, отказался сдаваться гаитянским пиратам. Не подчинился капитану, сплотил вокруг себя команду и отразил их (пиратов) атаки. Когда был в отпуске в Балтиморе, то на него ночью напал пьяный хулиган. Одним ударом разъяренный Поте убил его! Годом позже он, уже на шхуне «Enterprise», участвует в триполитанской кампании. В 1803 году на фрегате «Philadelphia» он вместе со всей командой попадает в плен. Храбрый и импульсивный человек был капитан Дэвид Поте.

Капитан David Porter

Сформировав новый экипаж из 300 человек, Поте всю зиму 1811 и весну 1812 года провел в море, обучая и тренируя своих людей. Прекрасно зная возможности своей артиллерии, он особое внимание уделил занятиям по абордажному бою. Ну, а после особенно утомительных учений он приказывал наливать матросам лишний стакан рома, чтобы поднять настроение и снять лишнее напряжение.
18 июня 1812 года началась война с Англией, а уже 3 июля фрегат «Essex» поднял якорь и вышел в море. Он держал курс на юг, к полуострову Флорида. 11 июля в районе Бермудских островов янки обнаружили караван британских судов под охраной 32-пушечного фрегата «Minerva». Днем американцы не решились на открытое нападение, а вот ночью они очень умело отрезали от основной группы транспорт «Samuel & Sara» с 200 морскими пехотинцами на борту.
Не желая брать пленных на борт, Поте только забрал из капитанского сейфа 14000$ и отпустил эту дряхлую посудину на все четыре стороны... Два дня спустя были захвачены торговые бриги «Lampray»с грузом ямайского рома и «Leander» с солью и углем. Оба корабля отправили в Балтимор. В первые две недели августа «Essex» захватил еще 5 судов. Причем каждое из них было остановлено только после одного выстрела поперек курса. Два судна были отправлены в американские порты, два уничтожены (уже не хватало людей на укомплектование призовых команд), а пятое загрузили пленными британцами и отправили на Ньюфаундленд.
Утром 13 августа удачливому фрегату повстречался британский 20-ти пушечный шлюп «Alert». Не зря усердно проводили тренировки моряки «Essex». Для такого случая у них имелся специальный план! Пушечные порты у него оставались закрыты, на палубе не было видно обычной в таких случаях суеты. Как будто и нет рядом вражеского корабля. «Alert» поверил в беспечность американцев, надеясь на легкую добычу, он сблизился с «Essex». Это как раз и было нужно хитрецам с «Essex»! Неожиданно открылись пушечные порты и раздался сокрушительный залп 32-фунтовых орудий, а через 8 минут британский капитан вынужден был спустить свой флаг...

Это была первая победа американского военного корабля над британским в этой войне! 7 сентября «Essex» удачно проскользнул сквозь британскую эскадру, которая блокировала американское побережье и встал на якорь в бухте Делавер. Он написал подробный отчет о своих действиях и отправил его в Вашингтон, а 6 октября пришел новый приказ - идти на соединение с фрегатами «Constitution» и «Hornet» к северному побережью Бразилии.
Итак, получив приказ, фрегат «Essex» поднял якорь и вышел в свою легендарную «одиссею». Вашингтонская инструкция предписывала вначале держать курс к островам Зеленого мыса и только оттуда идти к месту встречи. 28 октября «Essex» без приключений пришел к этим островам и повернул на Бразилию. Когда оставалось всего два дня ходу до условленного места встречи, на горизонте появился парус. Сблизившись, капитан увидел, что это вражеский пакетбот «Nocton». Британцы, также разглядев американский флаг, бросились наутек. Американцам пришлось мушкетным залпом останавливать беглецов. На пакетботе была обнаружена хорошая сумма денег – 55000$. Посадив на призовой корабль своих людей, Поте отправил его в США. У острова Фернандо ди Норонья - условленного места встречи американских кораблей - никого не оказалось. Тогда «Essex» взял курс в другую точку встречи - мыс Фрио. 28 декабря янки заметили караван британских «торговцев» и пустились за ними в погоню.
Почти сразу догнали шхуну «Elizabeth», но она была в таком плохом состоянии, что ее пришлось просто сжечь и продолжить преследование дальше. Неожиданно начавшийся сильный шторм вынудил американцев прекратить погоню и остальные «торговцы» успешно скрылись. Однако американских фрегатов и на мысе Фрио не оказалось, а в следующее место для встречи нужно было идти 500 миль на юг вдоль бразильского побережья.
26 января 1813 года со встречного корабля португальский капитан сообщил не очень хорошие новости. По его сведениям, один американский фрегат победил британский корабль, в другом месте наоборот, британец одержал верх над американцем и еще в районе Рио-де-Жанейро находится большая британская эскадра, которая выслеживает американцев! После того, как капитан Поте узнал все это, перед ним встал вопрос - что делать? Ясно было одно, дальше идти вдоль берега очень опасно и поэтому «Essex» сразу повернул на восток. Немного поразмышляв, Дэвид Поте принял смелое решение - идти в Тихий океан и там в одиночку попытаться выполнить полученную из Вашингтона инструкцию по уничтожению британской морской торговли.
Опасаясь вражеской эскадры, пришлось выдержать паузу подальше от берегов и только потом повернуть к американскому континенту. Сначала зашли на остров Санта Каталина и запаслись там свежими фруктами, овощами и пресной водой. Продуктами забили все имеющиеся свободные помещения на фрегате. Переход предстоял долгий и трудный. На борту в это время помимо штатной команды в 319 человек находились еще и «лишних» 75 человек, необходимых для формирование команд призовых судов. Теснота могла привести к возникновению каких-нибудь заболеваний, чего очень опасался капитан, поэтому он разрешил вешать спальные гамаки на просторной батарейной палубе.
26 января, когда подняли якорь и взяли курс на южную оконечность американского континента, капитан Поте зачитал для команды короткое обращение:

«Моряки, превосходящие силы противника заставили нас отойти от этого побережья, но мы продолжим их раздражать там, где они меньше всего нас ждут. Незащищенная британская торговля даст нам богатую добычу у побережья Чили, Перу и Мексики, а девочки с Сандвичевых островов будут наградой для вас и скрасят все ваши страдания, которые вы испытаете при проходе мыса Горн».

Капитан Поте не стал рисковать и не решился выйти в Тихий океан через Магелланов пролив. Там очень много мелей, бывает сильный ветер и еще есть вероятность нарваться на британскую засаду. Он пошел через пролив Дрейка (тоже не подарок) и 13 февраля «Essex» с правого борта миновал мыс Горн. Тихий океан встретил моряков сильнейшим ветром. 3 дня фрегат мог идти только в южном направлении. 28 февраля ветер вроде бы стих, а потом обрушился с еще более яростной силой. Как ни всматривалась вахта с надеждой увидеть просветление, на горизонте видели только непрерывную череду огромных волн, идущих с запада...
Шла непрерывная борьба со стихией, из трюмов насосами постоянно откачивали воду. Ветер рвал такелаж! К 3 марта волнами сорвало шлюпку и разбило множество орудийных портов, силы у людей были на исходе. Многие не выдерживали, падали на колени и молили бога о помощи. Один человек кричал, что корабль погружается в воду... Капитана волна три раза сбивала с ног и после каждого случая его с трудом приводили в чувство. Один помощник боцмана был неутомим, казалось он успевал везде оказывать помощь и ободрял упавших духом.
4 марта буря утихла и сильно потрепанный фрегат смог продолжить свой путь в чилийский порт Вальпараисо. Чилийцы встретили моряков, как радушные хозяева. Жозе Мигель Каррера (Jose Miguel Carrera), успешно свергнувший колониальное испанское правительство и американский посол Джо Поинсетт (Joel Poinsett) оказали внимание и оказали посильную помощь в организации срочного ремонта корабля. Капитан и его офицеры стали частыми гостями на балах и различных праздниках. David Поте записал в своем дневнике:

«Местные сеньориты красивы, имеют большие черные глаза и всегда очень выразительный взгляд».

Кроме этого он заметил:

«Из-за пристрастия к местному чаю mate у них гнилые зубы и очень сомнительное дыхание».

23 марта «Essex» тепло попрощался с Вальпараисо, поднял якорь и вышел в океан. Первый корабль, который встретился американцам, был перуанский бриг «Nereyda». Было известно, что перуанцы иногда нападали на американских китобоев и поэтому Поте приказал осмотреть их. На борту «Nereyda» оказался американский моряк-китобой. Он рассказал о том, что «Nereyda» захватил и разграбил его судно. В наказание у перуанцев забрали все ценности, а их оружие с боеприпасами выбросили за борт и только после этого их отпустили. Расправившись с «Nereyda», американцы взяли курс на Галапагосские острова. Бывалый китобой, оказалось, много раз там бывал и согласился быть лоцманом, обещая привести «Essex» в кратчайший срок к намеченной цели.
Первым делом фрегат зашел на Чарлес (один из островов Галапагосcкого архипелага) - местный почтовый ящик. Там китобои оставляли свою почту. Хорошенько изучив корреспонденцию британцев, капитан Поте определил районы, где они ведут свой промысел. Американцы также не упустили возможность и запаслись огромными галапагосcкими черепахами. Холодильников тогда еще не было, а черепаха не теряла вес в течение месяца и на вкус ее мясо напоминала лучшие сорта говядины.
Охота на китобоев началась и уже 29 апреля было задержано первое судно – «Montezuma». Сопротивления британцы не оказали, достаточно было одного мушкетного залпа и все! В тот же день янки захватили еще пару кораблей - «Georgiana» и «Polcy». На них был очень полезный груз: такелаж, холст, краска, смола и т.д., как раз то, что нужно для ремонта судов, и поэтому капитан «Essex» был очень доволен. На всех трех судах оказалось очень много американцев - большинство из них не по своей воле попали на британские корабли и они с нескрываемым радостью приветствовали спуск ненавистного им флага.
Вдохновленные первоначальным успехом, янки тут же переоборудовали «Georgiana» в военный корабль. К ее шести 18-фунтовым орудиям добавили еще десять 6-фунтовых с «Policy», а команду укомплектовали 41 моряком с «Essex» и 5 добровольцев от первоначального экипажа. Командиром был назначен лейтенант Джон Донес (John Downes). 9 мая «Gergiana», отделившись от «Essex», ушла в самостоятельный поиск и захват вражеских китобойных судов.

28 мая лоцман повел небольшую американскую флотилию в поход вокруг архипелага. На следующее утро «Essex» обнаружил большой китобойный корабль «Atlantic». Под британским флагом хитрые янки вплотную приблизились к «Atlantic», вооруженной шестью 18-фунтовыми пушками. Ничего не подозревающий капитан «Atlantic» радостно приветствовал капитана «Essex», и когда Поте сказал ему, что его судно арестовано, то британец был очень изумлен. Он не мог в это поверить! В тот же день ближе к вечеру было задержан еще одно китобойное судно - «Greenwich», капитан которого не хотел сдаваться. Пришлось выстрелить из пушки между мачт, чтобы образумить его!
После этого выросшая до шести судов американская флотилия направилась к побережью Южной Америки. Капитан Поте решил высадить там более 100 британских пленников и продать один из призовых кораблей. 19 июня янки бросили якорь у перуанского берега. Местный губернатор оказал уважение к американской эскадре и даже организовал специальный праздник для них. Вскоре пришла «Georgiana» с тремя захваченными британскими судами: «Catharine», «Rose» и «Hector». Меньше чем за два месяца янки захватили 8 судов стоимостью 2000000$ и поэтому капитан Дэвид Поте реорганизовал еще раз свою флотилию. Самый лучший из призовых судов - «Atlantic», был переименован в «Essex junior», а командиром на нем назначен все тот же лейтенант Джон Донес. После того, как были решены все организационные вопросы, «Essex», «Georgiana» и «Greenwich» снова отправились к Галапагосским островам, а «Essex junior» с 4 другими призовыми судами пошел в Чили. Там лейтенант Донес должен был продать ненужные суда и китовый жир.
Бедные чилийцы не имели денег на покупку захваченной добычи. Поэтому Донес загрузил весь призовой груз на «Policy» и отправил его в Штаты. Сухим путем из Аргентины пришли тревожные новости: как будто британское адмиралтейство узнало о проделках «Essex» и направило для его уничтожения три корабля: 36-пушечный фрегат «Phoebe», 28-пушечный шлюп «Cherub» и 22-пушечный шлюп «Raccoon». Через несколько дней янки узнали, что эти корабли после короткой стоянки в Буэнос-Айресе направились в Тихий океан. Лейтенант Донес после получения последней новости сразу же снялся с якоря и вышел в океан, чтобы предупредить «Essex» о грозящей опасности, а не проданные призовые суда остались у причала в Вальпараисо.

В это время капитан Поте продолжал свое дело. 14 июля недалеко от острова Чарльз были захвачены еще три судна: «Charlton», «Seringapatam» и «New Zeland». Посадив на «Charlton» 48 британских пленных, он их отпустил, а на «Georgina» был погружен весь имеющийся китовый жир и отправлен в США вокруг мыса Горн. 15 сентября во время разделывания кита было задержано китобойное судно «Sir A. Hammond».
К этому времени о «Essex» узнали в США и вся страна с восторгом следила за его успехами. Британские же газеты с тревогой писали, что один фрегат расстроил весь китобойный промысел в Тихом океане, а одна канадская газета мрачно заметила:

«Этот американский фрегат принес Британской империи больше вреда, чем весь остальной американский флот»

30 сентября «Essex junior» нашел своего старшего собрата и капитан Потер узнал о том, что за ним охотится королевский флот. Настало время укрыться где-нибудь в тихом и спокойном месте. Людям нужен был отдых, да и заняться ремонтом «Essex» не помешало бы. Днище фрегата полностью заросло моллюсками, а крыс развелось столько, что им уже мало было парусов и такелажа, они уже проникли в арсенал и грызли там боезапас. Когда Дэвид Поте сказал своим людям о том, что они пойдут на отдых и ремонт на какой-нибудь тихоокеанский архипелаг, то это оказало очень сильное впечатление на них. Все оставшееся время, пока янки были в пути, разговоры велись только о будущем отдыхе.
25 сентября 1813 года «Essex», «Essex junior» и 4 призовых корабля бросили якоря у южного берега острова Nooaheevah.

Essex в бухте острова Nooaheevah

Это был настоящий земной рай с пышной тропической растительностью, множеством водопадов и гостеприимными туземцами. Капитан Поте организовал для местных вождей прием на своем флагманском корабле, он заверил их в своих мирных намерениях и приказал произвести салют в их честь из орудий. После орудийного залпа испуганные туземцы еле устояли на ногах от страха и сразу же поверили в могущественную силу белых людей.
Буквально на следующий день янки при помощи местных жителей взялись за ремонт «Essex». Боцман на берегу организовал импровизированный канатный двор. Днище фрегата очистили от наростов моллюсков, палубы и настилы пропитали смесью китового жира и орехового масла. Не забыли и о крысах. Их выкуривали дымом, как потом посчитали, более 1500 представителей крысиного племени задохнулось от дыма.
После того, как закончили ремонтные работы, капитан Поте учредил следующий распорядок для личного состава своей маленькой эскадры. Днем янки строили форт, а в 16.00 работы заканчивалась. На ночь четверть экипажей с каждого корабля оставалась на берегу, остальные должны были находиться на кораблях. Свой особый график имели молодые гардемарины и юнги. Днем они под присмотром капеллана охотились и ловили рыбу, а с наступлением темноты тоже находились на кораблях, так как в ночное время на острове царил разврат и пьянки и Поте не хотел, что бы они участвовали в этом.
Сам он в дневное время путешествовал по острову и составил его подробное описание. После настойчивых просьб местных вождей пришлось вмешаться в конфликт между туземными племенами. Американцы совершили две карательные экспедиции. После одной из которых Поте записал:

«В цветущей долине мы оставили только дымящиеся развалины».

19 ноября в форте Медисон (названного в честь президента) капитан Поте в присутствии моряков своей эскадры, британских пленных и туземцев объявил остров Nooaheevah территорией США. Остров янки так же назвали в честь своего президента – Медисон, а бухту назвали – залив Массачусетс!
Незаметно пролетели дни в этом земном раю, настало время собираться к выходу в море. Отправляя в последний раз моряков на берег, Поте шутя напутствовал их и советовал им:
- Усердней равнять песок на пляже всю ночь.
Уже в день отхода капитан Поте узнал, что команда на «Essex junior» не хочет покидать гостеприимный остров и скоро там может вспыхнуть открытый мятеж. В тот же час он поднялся на борт к бунтарям. Медленно прошел по палубе и остановился у люка в пороховую погреб. Вынув из ножен свою абордажную саблю, он положил ее рядом на шпиль. Вся команда с интересом наблюдала за своим командиром. Между тем он зажег запальный фитиль и поднес его к этому взрывоопасному люку. Моряков сковал ужас, а капитан Поте сказал:
- Если вы не прекратите немедленно бунтовать, то мы сейчас вместе взлетим на воздух.
Ошеломленные моряки сразу же отказались от своих требований и согласились подчинится железной воле своего командира.

13 декабря 1813 года под звуки бравурного марша «The Girl I Left Behind Me» основные силы маленькой американской эскадры - «Essex», «Essex junior» и «New Zealand» покинули этот земной рай. В форте Медисон остался небольшой гарнизон. Спустя месяц пленные британцы подняли мятеж. Часть гарнизона так же их поддержала. Мятежники захватили «Seringapatam», подняли якорь и ушли в сторону Новой Зеландии.
«Essex» и «Essex junior» после того, как зашли на чилийский остров Моча, взяли курс на север, в Вальпараисо, а «New Zealand» пошла в США. Трудно понять капитана Поте - почему он не пошел с попутными западными ветрами в Атлантический океан и потом на родину?
Может он не хотел бросать на произвол судьбы оставшиеся 4 маленьких призовых судна, на которых были американские моряки? 3 февраля его корабли бросили якоря в Вальпараисо. Через пять дней туда же зашли и два британских корабля – фрегат «Phoebe» и шлюп «Cherub». Всё - ловушка захлопнулась! Фрегат «Phoebe» встал на якорь совсем рядом с фрегатом «Essex».

Бой фрегата Essex и английских кораблей Phoebe и Cherub

В тот же день капитаны протиборствующих сторон встретились в доме американского посла. Они в довольно раскованной и непринужденной остановке поговорил друг с другом. Американец предложил британцу рыцарский поединок фрегат на фрегат, но капитан с туманного Альбиона вежливо отказался. Единственное, о чем договорились капитаны, это о соблюдении нейтралитета чилийского порта Вальпараисо и успокоили местные власти, что боя в порту не будет.

Пока на берегу шли переговоры между враждующими командирами, на кораблях уже шло заочное состязание. Янки подняли огромный флаг с надписью «Свободная торговля и права моряков». Британцы в ответ подняли свое знамя с текстом «Бог и страна. У британских моряков лучшие права. Предатели нас оскорбляют!»
Вечером хор на «Essex» пел «Yankee Doodle», а на «Phoebe» «The Sweet Little Cherub that Sits Up Aloft». Обстановка накалилась до предела.
Как писал позже капитан Поте:

«Я слышал, хор на «Phoebe» пел душевнее, но у нас текст был остроумнее»

И еще:

«Британский фрегат находился так близко , что если бы я хотел, то мог бы уничтожить его огнем моих тяжелых орудий в течении всего 15 минут».

28 марта в полдень Поте решил все-таки вырваться из капкана и «Essex», поставив паруса, двинулся к выходу из гавани. Однако, когда фрегат огибал мыс, сильный шквал неожиданно обрушился на судно и, сломав стеньгу грот-мачты и сорвав почти все паруса, лишил корабль хода. Британцы тотчас воспользовались представившейся возможностью расправиться с «Essex». «Phoebe» и «Cherub» быстро выбрали якоря и пустились в погоню. В 16.00 фрегат «Phoebe» первым открыл огонь с дальней дистанции, а чуть позже к нему присоединился и «Cherub».
Чего так очень опасался капитан Поте раньше, то и случилось!

Бой фрегата Essex и английских кораблей Phoebe и Cherub

Тяжелые пушки «Essex» не доставали своими выстрелами до вражеских кораблей. Янки пытались маневрировать и сблизится с противником, но это им не удавалось. Опытные британцы умело держали их на выгодном для себя расстоянии и продолжали расстреливать из своих дальнобойных орудий.
Убийственные залпы раз за разом накрывали «Essex». В 17.45 произошел страшный взрыв в арсенале и Поте понял, что сражение проиграно. В 18.00 фрегат «Essex» спустил свой флаг.
Среди поднявшихся на борт поверженного противника британских офицеров один даже упал в обморок, когда он увидел залитую человеческой кровью палубу. Имея команду численностью 255 человек, американцы потеряли убитыми 58 человек и ранеными 65. Британцы имели всего 5 человек убитыми и 15 ранеными. Вот такие итоги боя фрегата «Essex» против фрегата «Phoebe» и шлюпа «Cherub».
Британцы отпустили американцев домой на «Essex junior», снабдив их сопроводительным письмом. Уже в Атлантическом океане совсем недалеко от родных берегов их задержал британский фрегат «Saturn». Капитан Поте предъявил письмо и их отпустили, но не успели они отойти на приличное расстояние, как с «Saturn» подняли сигнал снова остановится. Янки решили рискнуть и продолжали движение вперед. Началась погоня. Опустившийся густой туман помог им скрыться.
На родине вернувшийся экипаж «Essex» встретили с восторгом, как настоящих героев.

Командор David Porter

Карьера капитана Дэвида Поте после исторического рейса «Essex» продолжалась с переменным успехом. С 1815 года по 1823 год он, получив специальные полномочия, боролся с пиратством в Вест-Индии. В октябре 1824 года, получив информацию о награбленных пиратами товарах, хранящихся в Foxardo, Пуэрто-Рико, он послал туда судно «Beagle», однако когда командир судна сошел на берег, он был арестован и обвинен в пиратстве. Когда информация об этом инциденте достигла Поте, он, взяв с собой 200 человек, силой освободил своих людей из-под ареста, но позднее предстал за это перед трибуналом и вынужден был уйти в отставку.
С 1826 по 1829 год командор Поте командовал военно-морскими силами Мексики, а позднее, с 1831 года, был послом США в Турции. Дэвид Поте скончался в местечке Пера, близ Константинополя, 3 марта 1843 года. Похоронен командор Поте на военно-морском кладбище в Филадельфии, США.

По материалам сайтов
http://voyage.narod.ru
http://www.history.navy.mil
и http://www.mariner.org