Фрегат Паллада (Pallada)

лист 1 (153K) лист 2 (143K) лист 3 (233K)
лист 4 (281K) лист 5 (239K) лист 6 (249K)
лист 7 (162K) лист 8 (149K) лист 9 (248K)
лист 10 (208K) лист 11 (193K) лист 12 (202K)
лист 13 (238K)

Фрегат Паллада2 ноября 1831 г. на Охтинском адмиралтействе его управляющий полковник корпуса корабельных инженеров, известный кораблестроитель первой половины XIX в. В. Ф. Стоке заложил 52-пушечный фрегат. Еще до закладки ему дали имя «Паллада» в честь древнегреческой богини, дочери Зевса, которая почиталась как покровительница мудрости, искусств и войны.
«Паллада» проектировалась и строилась по лучшим кораблестроительным образцам того времени. В конструкции корпуса фрегата и его оборудовании учитывались самые последние новшества. Поскольку корабль предназначался для заграничных визитов членов царской фамилии, Николай I издал рескрипт отделывать его «с особенным тщанием». Поэтому средств на постройку не жалели. Набор корпуса и обшивку делали из выдержанных лиственницы и дуба, а палубы настилали дорогим тиковым деревом. В бортах кубрика прорезали круглые отверстия и вставили бронзовые иллюминаторы с толстым стеклом. Это был один из первых случаев применения иллюминаторов на русских судах.
Командиром «Паллады» вскоре после закладки ее киля был назначен один из способнейших офицеров российского флота, капитан-лейтенант П. С. Нахимов, совершивший к тому времени кругосветное плавание и отличившийся в 1827 г. в Наваринском сражении. По его инициативе в ходе постройки корабля внесли ряд важнейших усовершенствований. Нахимов просил установить на «Палладе» двойной шпиль с металлическими баллерами, два железных румпеля новой системы, аксиометр на штурвал и только что появившиеся якоря системы Перинга. Кроме того, он предлагал заменить якорные пеньковые канаты цепями, а свинцовые клюзы — литыми чугунными.
По-иному, чем в первоначальном проекте, на «Палладе» сделали крюйт-камеру и судовую аптеку, а вместо деревянных бочек для хранения питьевой воды поставили квадратные цистерны из луженого железа. По предложению П. С. Нахимова вокруг нактоузов компасов железные гвозди палубного настила в радиусе 2 м заменили медными. Кроме того, будущий адмирал обратил внимание и на снабжение фрегата гребными судами, и на его артиллерийское вооружение. К полагавшимся по штату семи гребным судам он потребовал добавить восьмое — 12-весельный полубаркас, а в кормовую и носовую части батарейной палубы вместо малоподвижных тяжелых пушечных станков поставить шесть облегченных, чтобы ими можно было заменить любое орудие, поврежденное в бою.
В полдень 1 сентября 1832 г. «Паллада» сошла со стапелей Охтинского адмиралтейства. К моменту ее спуска на воду с Ижорских адмиралтейских заводов подвезли тридцать 24-фунтовых (150-мм) бронзовых пушек и двадцать 24-фунтовых (145-мм) бронзовых каронады, два комплекта по 175 железных точеных кофель-нагелей для крепления снастей бегучего такелажа, железные румпели и железные баллеры шпилей, а из Санкт-Петербургского военного порта — четыре якоря Перинга. Плехт (правый становой якорь) фрегата весил 175 пудов (2866,7 кг), а длина якорного цепного каната к нему составила 175 саженей (373,1 м).
Весной 1833 г. «Палладу» перевели в Кронштадт. Ввели ее в док, чтобы обшить подводную часть листами красной меди для предохранения корпуса от обрастания живыми организмами и проникновения в него морского червя-древоточца. Хотя обшивка кораблей медью в русском флоте применялась с 1781 года, далеко не всякое судно удостаивалось такой чести.
Хотя по корабельной классификации первой половины XIX в. «Паллада» относилась к фрегатам 44-пушечного ранга, фактически же по своим размерениям она соответствовала 66-пушечному фрегату. При длине по батарейной палубе 52,73 м она имела ширину без обшивки 13,31 м, глубину интрюма (высота от днища до палубного настила кубрика) 4,27 м, осадку кормой 7,01 м и носом — 5,07 м.
В начале августа 1833 г. «Паллада» — шедевр отечественного кораблестроения — отдала якорь на внешнем рейде Кронштадта. Ее изящный, стройный корпус и великолепное парусное оснащение вызвали восхищение моряков Балтики. Войдя в строй, «Паллада» под командованием П. С. Нахимова совершила свой первый подвиг — спасла от гибели русскую эскадру. Темной ночью 17 августа 1833 г. эскадра вице-адмирала Ф. Ф. Беллинсгаузена, насчитывавшая 18 вымпелов, крейсировала в Балтийском море между островом Даго (Эзель) и полуостровом Ганге-Удд (Ханко). На «Палладе», шедшей в конце колонны, сумели, несмотря на плохую видимость, взять пеленг Дагерротского маяка. По расчету Нахимова, курс эскадры проходил через каменную банку. Он приказал подать фонарями сигнал: «Флот идет к опасности!» «Паллада», совершив поворот оверштаг, легла на другой галс.
Из-за дождя и большого волнения флагман не понял сигнала, и головной корабль, 74-пу-шечный «Арсис», сел на камни. Вслед за ним ударились днищем о грунт и получили повреждения 84-пушечный корабль «Императрица Александра» и шхуна «Град». Остальные корабли, разобрав сигнал «Паллады», успели повернуть на другой галс и избежали катастрофы.
В 1848 г. «Палладу» причислили к гвардейскому флотскому экипажу. В это же время она посетила Англию, а спустя год — остров Мадейру. В конце 40-х годов XIX в. в Японию для заключения «торгового трактата» была направлена русская дипломатическая миссия во главе с вице-адмиралом Е. В. Путятиным. «Паллада», приняв на борт более чем годовой запас сухой провизии и других припасов, укомплектованная опытным экипажем из 426 матросов и офицеров, была готова к трудному плаванию. Гордостью «Паллады» были ее офицеры и команда. Командовал фрегатом капитан-лейтенант И. С. Унковский, бывалый моряк, один из учеников адмирала Лазарева. В составе дипломатической миссии был И. А. Гончаров, известный русский писатель, исполнявший обязанности секретаря миссии. Его путевые очерки «Фрегат «Паллада» до сих пор служат образцом в русской описательной литературе. К. Н. Посьет — впоследствии полный адмирал, гидрограф, исследователь Баренцева моря, автор трудов «Вооружение военных флотов» и «Артиллерийское учение». Старшим офицером фрегата был лейтенант И. И. Бутаков, ставший позднее командиром «Паллады», потом вице-адмиралом; кругосветный мореплаватель, дважды обогнувший земной шар, участник Амурской экспедиции.
Хмурым осенним утром 7 октября 1852 г. «Паллада» покинула Кронштадт. Первый этап плавания до Англии проходил не совсем удачно. Войдя в пролив Зунд, фрегат попал в такой густой туман, что, потеряв счисление, сел на мель у мыса Драго на датском берегу. Хотя команде удалось с помощью верпов стянуть «Палладу» с мели на чистую воду, по приходе на Спидхедский рейд Путятин принял решение ввести ее в док. Нужно было осмотреть и при необходимости отремонтировать медную обшивку, а также установить водоопреснительный аппарат.
Ремонт занял больше месяца. В первых числах ноября «Паллада», снова приняв все свои грузы и пушки, уже стояла в Портсмутской гавани, готовая к выходу в океан.
Но выйти в Атлантику ей удалось лишь в январе следующего года. Сильные встречные западные ветры, часто переходившие в шторм, два месяца держали полторы сотни кораблей разных стран в Английском Канапе (Ла-Манш). Время было упущено, и Путятин отказался от намерения идти в Тихий океан вокруг мыса Горн: он опасался встретить штормовую погоду и плавающий лед. Новый курс к берегам Японии Унковский проложил вокруг мыса Доброй Надежды. Во время стоянки в Англии Путятин приобрел парусно-винтовую шхуну «Восток», чтобы использовать ее как посыльное судно и для гидрографической съемки малоизвестных берегов. Командиром «Востока» был назначен капитан-лейтенант В. А. Римский-Корсаков.
Неласково встретила западная Атлантика русские корабли. На третий день плавания засвежевший норд-ост поднял большую волну. Перегруженная «Паллада», переваливаясь с борта на борт, зарывалась в воду по самые коечные сетки. Ударом волны сломало утлегарь и чуть не смыло со шлюпбалок два 10-весельных катера. Через сутки погода улучшилась и ровный умеренный ветер сопровождал фрегат до самого мыса Доброй Надежды. В этом плавании «Паллада» в среднем проходила по 125 миль в сутки. Иногда ее ход достигал 12 узлов.
Осенние штормы потрепали фрегат. Судно нуждалось в ремонте, который и был произведен в Портсмуте. Первоначальный план идти проливом Дрейка, где мог появиться лед (да и в южном полушарии в это время года дули противные ветры), отпадал. Оставался второй путь — идти мимо мыса Доброй Надежды через Индийский океан к Филиппинам, а оттуда в Японию.
Два месяца длился переход через Атлантику. «Палладу» сопровождала винтовая шхуна под командованием капитан-лейтенанта В. А. Римского-Корсакова. 10 марта суда отдали якоря в бухте Фальсбей. Во время подготовки к переходу через Индийский океан были совершены экспедиции на побережье в глубь материка, собраны коллекции образцов флоры и фауны.
Это позволило обогатить отечественную науку новыми сведениями. Через месяц, 12 апреля, на «Палладе» поставили паруса и взяли курс на Японию. По пути фрегат заходил на Яву, в Сингапур и Гонконг. Тихий океан встретил фрегат тайфуном, который мог стать роковым. Но, благодаря мужеству экипажа и умелому командованию, «Паллада» продолжала свой путь к японским берегам. Грот-мачта, у которой ослабели ванты и бакштаги, качалась, и были минуты, когда катастрофа казалась неминуема. Мачту удалось укрепить, потерянные паруса заменить новыми. На Бониновых островах в ожидании «Паллады» собрались русские суда: корвет «Оливуца», транспорт «Князь Меньшиков» и шхуна «Восток». Во время ремонта фрегата Е. В. Путятин на корвете «Оливуца» с молодыми офицерами и гардемаринами составлял описание трех групп островов и подробные карты.
Придя в Нагасаки, миссия начала переговоры с японскими представителями, принесшие положительные результаты. Фрегат посетил несколько японских островов. Посьетом была сделана подробная съемка берегов и внесены поправки в морские карты. Фрегат зашел в Манилу, где пополнил запасы продовольствия и воды, и пошел к берегам Дальнего Востока. Придя в Императорскую гавань, команда и офицеры перешли на подошедшую к тому времени «Диану». На «Палладе» были оставлены подпоручик Кузнецов, боцман Синицын и десять матросов. Зиму «Паллада» простояла в гавани, а весной за ней пришли фрегат «Аврора» и корвет «Оливуца». Командиры двух судов увидели, что швы на «Палладе» разошлись настолько, что вода в трюме доходила до жилой палубы. Был получен приказ военного губернатора В. С. Завойко об уничтожении «Паллады». Старый моряк, ученик Лазарева, участник Наваринского сражения и военный губернатор Петропавловского порта, отразившего нападение англо-французской эскадры (шла Крымская война), понимал, что в сложившейся военной обстановке «Паллада» будет только обузой для остальных двух судов. Двадцать три года фрегат «Паллада» верно прослужил России, прежде чем окончить свои дни на дне Императорской гавани.

По материалам книги "Парусники мира"