Гукор "Кроншлот"

лист 1 (421K) лист 2 (371K) лист 3 (237K)
лист 4 (390K) лист 5 (263K) лист 6 (359K)
лист 7 (299K) лист 8 (369K) Инструкция (12K)

Гукорами (иначе - гукр, гукер-яхт, гукар, гукер, гуккер - от гол. hoeker) называли небольшие двухмачтовые суда, использовавшиеся в качестве вспомогательных, для прибрежного дозора и посыльной службы. Эти суда имели только грот и бизань мачты. На передней половине судна мачты не было. Название его зависело от назначения: для военного флота - кеч, для торгового - гукер при одинаковом парусном вооружении.
Первоначально гукоры строились в XIII-XV веках в Нидерландах как рыбачьи лодки. Позднее в XVI-XVII веках их размеры увеличились, и они использовались во многих странах Северной Европы как военные транспортные суда. Иногда для самообороны на гукope устанавливали 8-10 небольших пушек. Судно имело две мачты и несло сверхдлинный бушприт, на котором крепились фор-стень-стаксель, кливер и бом-кливер . На фок-мачте поднимали трисель со свободной нижней шкаториной (без гика), а над ним марсель и брамсель, на бизань-мачте - бизань и крюйсель. В гражданском флоте они служили для перевозки грузов по Ладоге и Онеге еще в начале XX в., плавали по Белому морю. Гукор военно-морского флота имел водоизмещение около 350 т, был вооружен пушками, которые размещались на верхней палубе (до 12), экипаж насчитывал до 90 человек.

О самом "Кроншлоте" определенно можно сообщить лишь дату его рождения - заложен в Архангельске 12 июля 1736 г., спущен на воду 5 мая 1737 г. Эти данные взяты из труда Ф. Ф. Веселаго "Список русских военных судов с 1668 по 1860 гг". (Спб., 1872). Однако в "Списке..". фигурируют два "Кроншлот", поэтому трудно было выбрать чертеж - прототип чертежа "Кроншлота". На нашу беду, в практике работы архангелогородских верфей существовала традиция, затруднившая поиск. По свидетельству историка С. Ф. Огородникова, летописца города и порта Архангельск, существовало правило: судам, строящимся в Архангельске для Балтийского моря, названия не присваивать до их прихода в Кронштадт. До тех пор суда числились от момента рождения, как мы скажем, под строительными номерами: 1, 2, 3 и т. д. Под этими номерами им выдавался Временный патент, с которым они и совершали переход вокруг Скандинавии.
"Кроншлот", пробившийся к Архангельску по завершении своего похода, не был первым кораблем, освоившим это направление. В 1728, 1729 и 1730 гг. этим путем пришли по два фрегата, в 1731 г. - фрегат и пакетбот, в 1733 г. - два фрегата.
В качестве прототипа чертежа гукора «без названия» был выбран чертеж судна со строительным номером 1, точнее его копия, снятая с «ластовых судов учеником Антоном Быковым» (ЦГАВМФ, ф. 327, он. 1, д. 5700). Проанализировав историю судов Соломбальской верфи, можно установить, что «Кроншлот» относится именно к этой серии. Технические характеристики прототипа гукора «Кроншлот» приведены ниже.

Основные характеристики прототипа гукора «Кроншлот»

Длина корпуса между штевнями, м      25,6
Ширина корпуса («без досок»), м      7,2
Глубина трюма, м                     3,6
Высота, м
   борта                             4,0
   киля                              0,3
Средняя осадка в полном грузу, м     3,0
Водоизмещение полное, т              320
Число шестифунтовых пушек, шт.       12
Экипаж, чел.                         80

Число практикантов                   15

Гукор «Кроншлот» был исключен из списков судов флота в 1755 г. Точно дальнейшая его судьба неизвестна. Существуют две версии. В соответствии с первой судно разобрали на дрова в Кронштадте, в соответствии со второй, более заманчивой, но до конца не проверенной, «Кроншлот» в 1755 г. в группе таких же судов был затоплен для укрепления дамбы кронштадтского канала. (См.: Материалы для истории русского флота. Ч. X. Спб., 1883, с. 271.)
Любопытна процедура выбора технических данных по судну, существовавшая на Соломбальских верфях, а так-же и сама процедура его строительства. Обычно с получением указания «сверху» о постройке судна капитан военного порта давал корабельному мастеру верфи устное задание «сделать чертеж». При этом он заранее оговаривал самые важные требования к будущему кораблю. Исполненный мастером чертеж затем рассматривали другие мастера, сведущие каждый в своей части. Они не только могли, но обязаны были высказывать свои замечания, невзирая на одобрение начальства, если такое уже было получено. После этого чертеж представляли на утверждение в Адмиралтейств-коллегию. По возвращении чертежа в контору военного порта его еще раз рассматривали, что влекло за собой появление новых исправлений и корректировок, если таковые почитались нужными. Когда же единства взглядов наконец удавалось достичь, чертёж подписывали мастера участков и мастер верфи. Начиная с этого момента чертеж становился обязательным документом для закладки судна.
После закладки киля, которая сопровождалась совершением молебна, все мастера — участники сооружения судна должны были окончательно согласовать и утвердить «известные пропорции длины, ширины и глубины трюма». На их основе каждому мастеру предлагалось готовить «все потребное» для постройки. Эти росписи предъявляли в контору. В конце каждого этапа работы мастера подавали рапорты о ходе их выполнения. Сообщать нужно было об успехах, а «равно и об упущениях». Как видим, в те времена удавалось обходиться минимумом казенных бумаг, даже в чертежно-технологической части нередко руководствовались лишь знанием «пропорций» судна. Но это не мешало делу, ведь каждое решение принималось с учетом опыта мастеров.
Среди поморов существовал древний обряд: перед важным походом на виду у моря ставить деревянный крест на удачу предприятия. Жены моряков, стоя на берегу, просили у ветра «доброго пути и подмоги», уговаривали ветер «не серчать» и не скупиться на помощь ближним. Они прибивали флюгерки, чтобы тянул «поветер» откуда надо, бросали за спину лучинки, чтобы хорошо легли, и пели песню, в которой призывали на помощь «восток да обедник» (ветер с оста и зюйд-оста) и желали обессилеть «западу-шалонику» («весту да зюйд-весту»):

«Врстоку да обеднику
Каши наварю
И блинов напеку,
А западу, шалонику,
Спину оголю,
У востока да обедника
Жена хороша,
А у запада, шалоника,
Жена померла».

Кто знает, крепко ли был поставлен крест на отход рожденного на Севере судна «Кроншлот», помогли ли песни, но парусник не подвел своих создателей, а прибавил славы себе и краю, его родившему.
Суда этого типа, построенные в разных странах, имели свои особенности. Поэтому, конечно, можно спорить о том, насколько точна реконструкция облика «Кроншлота», воспроизведенная здесь. Лишь новые архивные документы способны сказать свое слово. Но любые, пусть даже важные, детали не затронут главного — два с половиной века назад русские моряки пришли к мысли о том, что учебные суда полезны, нужны, настоятельно необходимы. И такое судно появилось. Это и был «Кроншлот» — предтеча многих других учебных судов, в том числе нашего времени.

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОСТРОЙКЕ МОДЕЛИ

Если вы решили сделать модель в масштабе 1:100 или 1:75, то корпус лучше всего сделать долбленым из липы или березы. Обшивку на выдолбленный корпус изготавливают из реек, согнутых над паром, или имитируют с помощью чертежного измерителя. Для моделей крупных масштабов /1:50 и крупнее/ рекомендуем корпус делать наборным.
Палуба изготавливается из тонкой фанеры и расчерчивается твердым карандашом. Ее можно также склеить из тонких кленовых или березовых реек, однако клей необходимо тонировать черным цветом, т.к. швы на палубе конопатились и смолились. Если для этой цели Вы воспользуетесь эпоксидным клеем, то тонируйте его черной краской, если ПВА — то тушью.
Окраска корпуса ниже ватерлинии белая, если судно красилось свинцовыми белилами, или желто-серая (как пергамент), если имитировать покрытие из смолы и серы. Надводную часть корпуса лучше обшивать рейками из яблони, груши, мелкослойного ореха или тонировать светло-коричневой морилкой. В качестве морилки можно использовать спиртовой раствор йода, который при одноразовом покрытии дает светло-коричневый цвет, при многоразовом — темно-коричневый. Все деревянные детали необходимо покрыть сильно разбавленным нитролаком, не допуская глянца.
Бархоут и планширь были черного цвета (тонировать тушью). Руслени, регели гальюна, крамболы — коричневые или темно-коричневые, т.к. на судне они смолились. Полоса между русленями к верхним поясом бархоута — белая (можно использовать для обшивки клен, сирень, граб или березу). Выше этой полосы борт красился в зеленый цвет, а фальшборт изнутри - в красный.
Ял лучше всего выдолбить из цельного куска дерева (липы, березы) и затонировать снаружи темно-коричневой морилкой, а изнутри — светло-коричневой. При сборке модели ял можно установить на кильблоках у бизань-мачты или рядом с моделью, т.к. в плавании он обычно буксировался за судном.
Кнехты, рустерные решетки, утки, кофельнагельные планки, двери на переборке, трапы и ограждение юта тонируйте светло-коричневой морилкой, а штоки якорей, лафеты пушек, шпили, палубу грот-марса, переборку — темно-коричневой. Все металлические детали: стволы пушек, якоря, труба камбуза, петли руля, рымы бугеля, гаки, вант-путенсы были черными (воронились).
Рангоут (мачты, бушприт, реи, стеньги, юферсы и блоки) следует тонировать в коричневый цвет либо изготовить из темного дерева (яблоня, вишня, темный орех). Топы мачт, ноки и топы стеньг от марсов (салингов) до эзельгофтов включительно красились белым цветом.
Стоячий такелаж: ванты, фордуны, штаги, перты рей, бушприта (заспинник) и утлегаря, шкентели брасов, вулинги грот-мачты и бушприта — черного цвета (просмолены). Бегучий такелаж был серо-коричневого цвета (цвет пеньки). Такелаж и узлы необходимо пропитать жидким нитролаком для устранения ворса.
Паруса обычно изготавливают из батиста или тонкой хлопчатобумажной ткани. Ткань тонируют чаем, пропитывают для жесткости клеем ПВА (или крахмалят), просушивают и разлинеивают карандашом. Стоплат, предохраняющий парус от перетирания о марсы, и другие нашивки приклеиваются с внутренней стороны паруса. Для моделей крупных масштабов паруса и все нашивки можно прострочить. Затем парус вырезается и по его периметру на клей ПВА приклеивается ликтрос из нитки.
При изготовлении рангоута, такелажа и парусов советуем воспользоваться, как пособием, книгой К. X. Марквардта "Рангоут, такелаж и паруса судов 18 века" (изд. "Судостроение", Ленинград, 1991 г.).

РЕКОМЕНДУЕМЫЙ ПОРЯДОК СБОРКИ МОДЕЛИ

Кроме модели гукора по данным чертежам можно изготовить фрагмент борта с орудием (такие работы часто встречаются на конкурсах судомоделистов). В этом случае, как и для модели крупного масштаба, рекомендуем изготовить и разложить на палубе рядом с орудиями их инвентарь.

ИНВЕНТАРЬ И ЗАРЯДКА ОРУДИЙ

Для зарядки орудий применялись картузы - полотняные мешки с зарядом пороха. Картузы хранили в цилиндрических сосудах - кокорах, которые стояли в ящиках рядом с орудием. При зарядке орудия в канал ствола забивали сперва картуз, затем пыж, деревянную пробку, еще один пыж и ядро. Чтобы картуз, пыжи и пробку можно было забить плотнее, применяли прибойник. Для чистки стволов орудий служили клоц — щетка (из щетины) и банник — шток с деревянным цилиндром, обшитый овчиной. Для удаления пеньки и остатков пыжей использовали пыжовник (штопор). При разрядке орудия, для доставания ядра и картуза, применяли шуфлу — цилиндрическую лопату. Все артиллерийские принадлежности крепились с помощью скоб на фальшборте рядом с орудием.
Для стрельбы протыкали протравником (иглой с ручкой) картуз через запальное отверстие и засыпали туда мелкий порах из рога. Поджигали порох фитилем (шнуром из пеньки, пропитанным серой и селитрой), укрепленным на фитильном пальнике. Фитили хранили в бочонке из латуни или меди.
На каждое орудие полагалось два ведра: одно для пыжей и пробок, другое (называлось боевым) — для воды, которой охлаждали ствол орудия. Во время ночного боя по бортам между орудиями вешали фонари, которые тоже назывались боевыми.